9 февраля 2020 г.

Эрнст Теодор Амадей (Вильгельм) Гофман: не только “Щелкунчик”

Как-то в университете мы добрались до Гофмана. Конечно, он ассоциировался, прежде всего, с “Щелкунчиком”, но когда я поняла, насколько глубок и велик этот писатель, кардинально изменила свое мнение относительно его произведений и просто влюбилась в его творчество раз и навсегда.
Мы изучали “Крошку Цахес”, “Золотой горшок”, “Эликсир дьявола”, “Магнетизер”. Чем дальше я углублялась в книги Гофмана, тем больше поражалась его гению. Мой муж впоследствии разделил мою любовь к Гофману и года три-четыре назад прочитал всё его собрание сочинений.
Захотелось мне перечитать “Эликсир дьявола”, потому как именно этот роман произвел на меня в студенческие годы особо сильное впечатление. У меня волосы вставали дыбом от страха, до сих пор помню, как в ушах так и слышалось: “Медардуууус…. брат Медааааардус…” Тогда я только-только начала ходить в церковь, и мне, как новоначальному, было весьма полезно посмотреть, что бывает с маленьким зернышком тщеславия, взращенным до непроходимого леса. В настоящее время я уже более осмысленно читала это произведение, сравнивала со словами святых отцов церкви и Священным Писанием и всё более убеждалась в полезности и духовной глубине этой книги.
Как и принято у Гофмана, сюжет “Эликсира дьявола” чрезвычайно запутан. Основная сюжетная линия, конечно, была последовательной, но и то надо было быть очень внимательным, чтобы не потерять нить повествования и понимать суть происходящего. Когда речь зашла о происхождении рода брата Медарда, тут-то и началась настоящая работа мозга, потому как одно цеплялось за другое, имена сменялись другими бесчисленными именами, за которыми стояли люди, их судьбы, причудливо между собой переплетенные.
Но несмотря на витиеватость романа, отчетливо проскальзывает главное: один грех переходит в другой. Нет мелкого греха, каждый ведет к вечной погибели, а мучения страстей так сильны, что являются не чем иным, как предвестником нескончаемых адовых мук.
Удивительно, что такой смысл есть у католика, потому как в католической церкви есть понятие 7 смертных грехов, отсутствующих в православии. Дело в том, что в православии каждый грех является смертным, потому что грех – это разрыв связи с Богом, зловещий отпуск на страну далече, и только искреннее покаяние, а самое главное, дела покаяния способны вернуть к Отцу, прийти в Его объятия и получить желаемый покой от бурь и нестроений.
Вот это мне и понравилось в “Эликсире дьявола”: близость к православному пониманию греха, порабощения грехом, покаяния и дел покаяния. Гофман мастерски описал прилог, состояния перед падением, когда сатана только-только начинает засевать опасные зерна в душу человека, заставляя его подвергать сомнению то, что он видит, а дальше всё больше и больше уводя его от Бога, заставляя совершать падение за падением, одно хуже другого, а в конце концов доводит до отчаяния и внушает мысли о самоубийстве, которое якобы способно избавить от невыносимых душевных страданий. Сатана – отец лжи, поэтому и здесь таится его основная цель: погубить душу человека, ввергнуть ее в кромешную тьму, поэтому когда человек убивает сам себя, от мучений он не избавляется, но сам идет навстречу аду, в объятия самого дьявола.
Покинув монастырь, брат Медардус окунулся в мир порока, адского наслаждения, зловонного греховного благоухания ложный яд которого постепенно всё больше отравлял душу. Адские мучения Медарда уже здесь, на земле, описаны с точностью житий святых, то, что рассказывали великие подвижники, настоящие титаны духа. Достаточно только одной мысли, одного, казалось бы, незначительного сомнения, как всё, душа отравлена ядом сомнений, зависти, похоти, убийства. Лишь усердные молитвы, тяжкий труд самого человека и молитвы за него других способны вытащить его из пучины адовой. Это – последствия отхода от Бога, отхода от Света и проникновение в тьму, отхода от Любви и поклонение ненависти, отхода от Надежды и объятия отчаяния.
Медард, казалось, прошел через все круги ада, совершив тяжкие грехи, даже от своего монашества отказался. Однако по роману красной нитью проходит мысль о нескончаемом и непостижимом Милосердии Божием, способным поднять человека даже тогда, когда, кажется, он уже не жилец, а валяется на земле и встать уже никогда не сможет.
Правда, все же в романе есть экзальтированные вещи, связанные с католической святой Розалией. В православии все случаи сновидений, видений наяву, "благодатные чувства" и т.п. рассматриваются с особой тщательностью и подозрением. Не принято верить снам, а тем более видениям. Всё это порождает горделивые мысли, будто бы человек достоин, будто он стал святым. Многие пали подобным образом и уже не встали. Многие сошли с ума, впали в прелесть, и это еще не наихудшее из возможных бед.
В житии преподобного Никиты Новгородского описывается, что когда он только пришел в Киево-Печерский монастырь, так сильно возлюбил Бога, что захотел уйти в затвор. Типичное самомнение, особенно присущее новоначальному: зачем труды, подвиги, я ж уже спасен, молюсь, сто поклонов за минуту делаю, сто пятьдесят молитв прочитываю, чего еще надо? И вот прп. Никита ушел в пещеры и стал там молиться. Только вот какие-то странные существа ему стали являться. А еще почему-то Ветхий Завет Никита блестяще цитировал, а вот Евангелие не признавал. Хорошо, отцы тогдашние, прожившие много лет в монастыре, принявшие на себя тяжкий труд борьбы с пороками и даже греховными мыслями, вовремя обратили на прп. Никиту внимание. С большим трудом вымолили его, привели в чувство. Только путем послушания, строгого поста и молитвы он излечился от наваждения, через несколько лет стал епископом и совершал чудеса, потому что творил уже не от себя лично и не к себе лично людей приводил, а к Богу и во Имя Бога.


То, что человек принимает за явление Бога, часто бывает происками темных сил. Соблазн велик: вот, какой я святой, ко мне сам Бог явился! На этом, кстати, играют тоталитарные секты. Провозглашая человека святым, теша его тщеславие и гордость, взращивая самомнение, они постепенно губят душу и обрекают ее на жизнь без Бога, так как видения – это ложь, театр сатаны.
И многие, кстати, даже те, кто много лет в церковь ходят, думают, что уже достигли великих даров. Они лгут даже самим себе, а что самое страшное, полагают, будто кланяются Единому Богу, а на самом деле своему, придуманному богу. Так легче: прочитал сто молитв – и вот тебе, радость, якобы благодатное состояние души, а на самом деле беседа с тьмой, которая очередной раз посмеялась над человеком. А на арену выходит карманный бог: ты - мне, я – тебе. Я тебе, бог, пять свечек, да потолще и подороже, а ты мне за это мой список желаний. И не отходить от списка! Ты же всё можешь, бог, ты добрый, всех любишь, жалко, что ли?
На много, очень много размышлений наводит “Эликсир дьявола”. Смысл этого произведения выходит далеко за пределы обычного готического романа и тем паче обычных ужасов. Радует, что в конце воцарился, наконец, свет, и душа бедного монаха, так сильно страдавшего от греха и принявшего на себе подвиг покаяния, успокоилась и вернулась к Богу.


 Все картинки взяты из интернета

8 комментариев:

  1. Здравствуйте, Светлана Николаевна! Мы тоже в университете изучали Гофмана. Почему-то считается, что его сказки для детей. Но это совсем не так. Даже взрослым писатель непонятен.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Здравствуйте, Ирина Михайловна! Нет, Гофман явно не детский писатель, слишком сложны его мысли.

      Удалить
    2. Да, далеко не детский. Скажу честно, не сразу в юности поняла, приняла.

      Удалить
    3. Здравствуйте, Анна Борисовна! До конца его понять, наверное, нельзя. А в студенчестве тем более, только какие-то общие смыслы. Но тем не менее он так захватывающе пишет!

      Удалить
  2. Здравствуйте, Светлана Николаевна!
    Когда то я увлекалась Гофманом, но "набралась вольнодумстия" и сама испугалась этого.
    Читать его нужно очень осторожно.
    Сейчас я не готова снова вернуться к чтению, хотя, несколько его книг есть в моей библиотеке.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Здравствуйте, Ирина Валерьевна! Вы правы: Гофман не тот писатель, которого можно просто так читать за чашкой чая. Не знаю насчёт осторожности, но думать он заставляет, это точно.

      Удалить
  3. Да, филологическое прошлое с чтением зарубежной литературы вспомнилось... Гофман - непростой для понимания и чтения, и уж точно не детский писатель! Но читать советую, разочарований не было:))

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Здравствуйте, Анна Анатольевна! И я тоже читать очень советую, но очень вдумчиво.

      Удалить

Когда нет слов...

:) :( ;) :D :-/ :x :P :-* =(( :-O X( :7 B-) #:-S :(( :)) =)) :-B :-c :)] ~X( :-h I-) =D7 @-) :-w 7:P 2):) :!! \m/ :-q :-bd ^#(^